Изо #27 — The Slump

Изо #27

Бальтазар Клоссовски

Катерина Никифорова
  • Улица, 1933

    Казармы 1933

    Урок гитары, 1934

    Король кошек, 1935

    Андре Дерен, 1936

    Средиземноморский кот, 1949

    Страх призраков

    Девочка в красных туфлях

    1957

    Алиса в зеркале

    огорчение

    Белый кот

    Обнаженная женщина с длинными волосами

    Белая блуза

    Комната

    Лучшие дни

    Игра в карты, 1950

    кот

    Девушка у окна, 1955

    Обнажённая с гитарой, 1986

    June9_balthus-cat1500x1418

    Море волнуется раз,
    Море волнуется два,
    Море волнуется три –
    Картина Бальтюса, замри!

    Кажется, только сквозь призму детской игры можно рассматривать словно бы замороженные картины достопочтенного графа Бальтазара Клоссовски де Рола, чуть более известного под кокетливым псевдонимом Бальтюс.

    Младший брат философа, писателя и переводчика Пьера Клоссовски, Бальтюс родился в 1908 году двадцать девятого февраля в Париже, когда старшему было уже три. Очевидная одарённость обоих братьев не в последнюю очередь объясняется их воспитанием – мальчики росли в исключительно артистической семье, принадлежавшей к художественной элите своего времени: их мать-еврейка Элизабет Доротея Шпиро, называвшая себя Баладина, была богемной художницей, а отец, Эрих Клоссовски, кроме того был искусствоведом. Их дом часто посещали Андре Жид, Пьер Боннар, Андре Дерен, Морис Дени, к мастерству которых маленький Бальтазар проявлял неподдельный интерес.

    Во время Первой мировой войны семейство Клоссовски перебралось в Берлин, где родители Пьера и Бальтазара довольно быстро разошлись. После развода у их матери завязались отношения с поэтом Райнером Марией Рильке, продлившиеся до его смерти в 1926 году. Рильке, как раз назвавший Бальтюса Бальтюсом, оказал влияние на способного двенадцатилетнего мальчишку, издав со своим предисловием серию его рисунков, посвящённых любимой кошке Мицу, которая сбежала из дома. С тех пор коты были неотъемлемой частью творчества и жизни Бальтазара. Впоследствии у Бальтюса была ещё одна «книжная работа», уже заказная – создание иллюстраций к роману Эмилии Бронте «Грозовой перевал», которые позже легли в основу многих его картин.

    Профессионального художественного образования как такового Бальтюс не получил, и его единственной школой стал Лувр, где он, вернувшись в Париж в 1930-е и примкнув к кружку сюрреалистов, увлечённо копировал работы основоположника классицизма Николы Пуссена. Но более всего начинающего художника впечатлили фрески эпохи Возрождения, увиденные им в путешествии во Флоренцию, поэтому главным вдохновителем его индивидуального стиля можно назвать Пьеро делла Франческа – атмосфера его работ, их цветовая гамма и фресочная текстура перекочевали со стен флорентийских базилик в картины Бальтюса.

    Начало широкой европейской известности Бальтазара Клоссовски пришлось на 1934 год, когда в парижской галерее «Пьер» открылась его первая персональная выставка. Тогда разразился скандал, вызванный непозволительной, на взгляд зрителей, откровенностью полотен. Особенно всколыхнул умы эпатажный холст «Урок игры на гитаре», на котором усмотрели образ трупа Христа в избиваемой девочке на коленях учительницы. В итоге, Бальтюс был с шумом принят в круг авангардистов, заработав себе прочную репутацию художника-садиста, извращенца и педофила. Но насилие и жестокость в отношении невинного существа, по мнению самого Бальтюса, есть суть общества. Именно поэтому Антонен Арто доверил ему сделать декорации к своему спектаклю театра жестокости «Ченчи», после чего Бальтюс надолго остался с театром, занимаясь декором и костюмами.

    В авангардистах Клоссовски-младший не задержался – уже к началу 40-х гг. у него сформировалась собственная, уникальная и узнаваемая манера, которую стали называть «магическим реализмом» сродни литературному методу. Тогда же внимание художника привлекла тема пробуждающейся женственности – всё чаще на полотнах появлялись фигуры девушек-подростков, как бы застигнутых в домашней обстановке в непринуждённо-соблазнительных позах. Эти картины наполнялись глубоким и провокационным фрейдистским подтекстом: многие психоаналитики и философы, в том числе и старший брат художника Пьер Клоссовски, разрабатывали идею о том, что идеализация порождает насилие, и юная девочка, как идеал красоты и невинности, являла себя здесь как объект зависти и разрушения. Несмотря на то, что фигуры девочек лиричны, нежны и непорочны, каждый подобный образ вызывает смутное предчувствие надвигающейся, очень близкой катастрофы, но в сцене само время превращено в тугое вязкое желе, в котором подвешено всё происходящее. Именно за такие работы Бальтюса прозвали «Набоковым изобразительного искусства».

    В начале Второй мировой войны, после вторжения Германии во Францию, Бальтюс с его первой женой Розой Алисой Антуанеттой де Уоттевилль, брак с которой длился уже три года, бежали в Швейцарию к её родителям. Когда война закончилась, они вернулись во Францию и поселились в замке под Парижем. После войны живопись Бальтюса стала более плотной, изменилась тема его картин, но по-прежнему оставалась его приверженность построению магической реальности, что бы он ни писал – портреты, натюрморты или пейзажи.

    Роль своеобразных талисманов в картинах Бальтазара всегда играли символичные предметы и детали. Кошка постоянно появляется в картинах с эротической встречей сама по себе, нелепо выпадая из сюжета, но как бы вцепившись в своё место когтями и не повинуясь никаким законам. Зеркало у Бальтюса никогда не показывает отражения. Возникает вопрос – а было ли зеркальце-то? Оно существует на картинах лишь номинально, а то и вовсе отсутствует в рамках полотна, но даже в этой ситуации не покидает чувство, что оно где-то присутствует – зритель начинает ощущать зеркалом себя, и в этом есть некий момент вуайеризма. Некоторые зеркала в руках юных нимфеток скорее напоминают дилдо, что можно расценивать как отсыл к запретным фантазиям, ещё не осознающимся как греховные, и потому просвечивающимся сквозь благопристойность и невинность. Изображая тело, Бальтюс совсем не стремился к точности – пропорции чаще всего не соблюдались, голова оказывалась слишком большой для туловища, а в позах героинь скрывалась некая неловкость, создающая впечатление напряженности и неудобства, словно зритель внезапно вторгается в их личное пространство.

    Бальтазар Клоссовски был гением-одиночкой, сторонившимся публичности и не любивший раскрывать душу перед чужими людьми. Вся его жизнь прошла практически на обочине, и всерьёз выставляться он начал только после шестидесяти лет. В последние сорок лет жизни художник увлекался дальневосточной культурой в целом и японским изобразительным искусством в частности. Он часто посещал страну восходящего солнца и в конце концов нашёл там новую спутницу жизни – Сетсуко Идету, с которой провёл остаток своих дней. Король кошек и девочек ушёл из жизни восемнадцатого февраля 2001 года.

    Устроителям выставок он всегда говорил хрестоматийную фразу: “Наилучший способ открыть мою выставку — сказать: Бальтюс — это художник, о котором ровным счётом ничего не известно. А теперь смотрите картины”.

    а вот ещё
    Позавчера #19

    Белорусско-литовская народная республика

    Русская жизнь #7