Изо #32 — The Slump

Изо #32

Тамара Лемпицка

Катерина Никифорова
  • Автопортрет в зелёном Бугатти, 1925

    Рыжая женщина за чтением,1922

    Перспектива, 1923

    Портрет маркиза Сомми, 1925

    Портрет графини де Ла Саль, 1925

    Портрет маркиза д'Афлитто, 1925

    Натурщица, 1925

    Кизетта на балконе, 1927

    Портрет великого князя Гавриила Константиновича, 1927

    Прекрасная Рафаэлла, 1927

    Материнство, 1928

    Обнажённая с голубем, 1928

    Нана Эррера, 1928

    Портрет Тадеуша Лемпицки, 1928

    Андромеда, 1929

    Зелёный тюрбан, 1930

    Адам и Ева, 1932

    Спящая Кизетта, 1933

    Портре барона Рауля Куффнера, 1933

    Розовая рубашка, 1933

    Оранжевый тюрбан, 1935

    Игуменья, 1935

    Беженцы, 1937

    Девушка со скрещенными руками, 1939

    Сюрреалистическая рука, 1947

    Мексиканка, 1948

    Тамара де Лемпицка – великая художница и женщина, о которой известно многое, но ничего нельзя сказать наверняка. Не единожды она начисто переписывала собственную биографию, стирая все неудобные факты. И вряд ли теперь можно определить, куда на самом деле мчит богемная особа в зелёном Бугатти.

    Совершенно неясно когда и где появилась на свет Тамара Лемпицка. Её родителями были русский еврей Борис Гурвич-Гурски, предприниматель, и полячка Мальвина Деклер, светская львица конца XIX столетия. Отец в этой семье надолго не задержался, а мать была увлечена собой, потому воспитанием юной леди занималась бабушка Клементина Деклер, пианистка. Возможно, Тамара пошла бы по стопам любимой бабушки и виртуозно овладела бы клавишным инструментом, но в руки неугомонной девочки в своё время попали краски. Легенда гласит, что великосветская мама, обладая нужными связями, заказала портрет дочери у маститого художника (его имя история умалчивает), но Тамару готовая работа не устроила, и она заявила, что нарисует гораздо лучше. В доказательство она тут же принялась рисовать свою сестру, и увидев готовую картину, родственники (а может, и несчастный художник тоже) признали в двенадцатилетней девочке талант. Тогда бабушка с внучкой отправились в путешествие по Италии, где будущая художница насмотрелась на шедевры действительно великих мастеров.

    В 1914 году после размолвки с матерью, внезапно занявшейся воспитанием, привыкшая жить на широкую ногу Тамара переехала в Санкт-Петербург к своей богатой тётке, и теперь уже сама становилась частью высшего общества. На одном из светских раутов северной столицы юной художницей взаимно очаровался только что получивший диплом адвоката Тадеуш Лемпицкий, отпрыск знатной польской фамилии. Они обвенчались уже спустя два года.

    Счастливая жизнь молодожёнов Лемпицких продолжалась совсем недолго – в квартиру постучал Октябрьский переворот. Под раздачу попал Тадеуш, арестованный и чуть было не расстрелянный «как чуждый элемент». Лишь благодаря стараниям Тамары его освободили, и Лемпицким удалось покинуть Россию.

    Бежав в Париж, семья оказалась на грани полной нищеты – у них родилась дочь Кизетта, но Тадеуш находился в стрессе от пережитого и не собирался ничего предпринимать. Тамара распродавала фамильные драгоценности, но вскоре закончились и они. Поняв, что помощи от мужа ей не дождаться, Тамара решила взять ситуацию в свои руки и стала писать картины на продажу, параллельно обучаясь у известных французских живописцев Мориса Дени и Андре Лота. Уже тогда у художницы сложился собственный стиль живописи, соединяющий в себе черты кубизма, неоклассицизма и специфической реалистической манеры, вошедший в определение зарождавшегося в то время ар-деко.

    Вскоре Тамара стала выставлять свои работы в Салоне Независимых и сразу же снискала благосклонность парижской артистической публики, а вместе с ней в семью пришло и относительное благосостояние, но Тадеуш продолжал всё глубже впадать в депрессию и пил как сукин сын. Тогда Тамара без оглядки отдалась искусству, светской жизни и путешествиям. В 1925 году она с дочерью Кизеттой отправилась – снова – в Италию, где познакомилась с писателем Габриеле д’Аннунцио, с которым вышел мимолётный роман. Он не прошёл незамеченным мимо супруга – в руки Тадеуша попала не предназначенная ему телеграмма, и когда взревновавший муж потребовал развода, он не встретил возражений. На память о нём у Тамары осталась фамилия и портрет с недописанной левой рукой, на которой он носил обручальное кольцо.

    Освободившись от оков брака, Лемпицка оставила Кизетту своей матери и перебралась в Америку, которая стала для художницы страной больших возможностей – там, несмотря на начало Великой депрессии, её отражающие эстетику эпохи картины продолжали пользоваться спросом и не переводились заказчики её изысканных, несколько плакатных портретов успешных и богатых людей, преимущественно – гламурных див, коей несомненно являлась и сама мадам Лемпицка. Она обладала всеми чертами женского идеала тех лет – красота, изысканная элегантность и художественный талант сочетались в ней с волевым характером и стремлением достичь непокорённые вершины. Олицетворением эпохи стал её автопортрет в зелёном Бугатти – вот она, свободная самостоятельная женщина, плюющая на условности и запреты общества.

    В 1933 году художница, поддавшись на уговоры семьи, приняла предложение недавно овдовевшего венгерского барона Рауля Куффнера, большого поклонника её творчества. Пышная свадьба состоялась в Германии. Так Тамара Лемпицка стала баронессой де Лемпика, как она себя с достоинством называла. Политическая ситуация в Европе накалялась, в Германии к власти пришли нацисты, потому супруги Куффнеры выехали в Америку и обосновались в Нью-Йорке, забрав с собой и повзрослевшую Кизетту. Баронесса с кисточкой Тамара выставляла свои картины в лучших галереях, будучи любимой голливудской портретисткой.

    За холстом художница всегда стояла в женственных картинных позах, надевая модные шёлковые платья, изысканные перчатки, шляпки, дорогие украшения и преспокойно потягивала бренди. Но она всегда стремилась ни в чём не уступать мужчинам — ни в живописи, ни в сексуальном напоре. Барон отлично понимал характер своей эксцентричной супруги и позволял ей абсолютно всё, не будучи против даже романов на стороне. С приглянувшимися дамами Тамара спала так же легко, как и с мужчинами, и все любовники непременно становились героями её полотен, будь то маркиз, полицейский или спящая в парке проститутка.

    Жизнь текла спокойно и размеренно до 1962 года, когда внезапно умер барон Куффнер. Тогда Лемпицка растерялась, но не стала долго оплакивать прошлое и отправилась путешествовать по оправившейся от войны Европе с выставками, несмотря на то, что актуальный некогда ар-деко сдавал свои позиции и уступал место абстрактному искусству. Вскоре пожилая баронесса де Лемпицка осела в Мексике, Кизетта сделала её бабушкой и Тамара с удовольствием занималась воспитанием внучек.

    Страдая эмфиземой лёгких и артериосклерозом, художница до последнего старалась сохранить былую элегантность. Но, как бы ни перечёркивала она черновики своей биографии, дата смерти – единственное, что ей вряд ли удалось бы изменить. Тамара де Лемпицка скончалась во сне пятнадцатого марта 1980 года. Согласно её последней воле, дочь развеяла прах матери над вулканом Попокатепетль.

    а вот ещё
    Позавчера #19

    Белорусско-литовская народная республика

    Русская жизнь #7